Мое первое чудо!

Мое первое чудо!

Готовность №1

Быстро пролетели 7 месяцев беременности, но последние 2 тянулись долго и однообразно. Уже все было куплено для малыша, перестирано, наглажено и разложено по стопочкам. Покупки ожидала лишь коляска, выбор которой мы решили отложить до выписки нас с малышом из роддома. Хотелось уже родить и, наконец-то, заняться ребенком. Я с нетерпением ждала встречи с ним: какой он будет, на кого похож, какие глазки-носик-ротик? Как я возьму его в первый раз на руки? Как все пройдет? Но настроена я была оптимистично, верила в то, что все обязательно будет хорошо.

На 36 неделе я поехала в роддом №3 г.Николаева знакомиться с врачом-акушером Зотовым Алексеем Юрьевичем. Его мне рекомендовала подруга, у которой он уже дважды принимал роды. Врач мне понравился внимательным отношением и подробными ответами на все мои вопросы. Он сказал, что по моему желанию, возможна эпидуральная анестезия и описал подробно всю процедуру. В 2005 году эпидуралка была еще нечастым явлением в Николаеве и знала я об этом методе обезболивания немного. Правда, на тот момент воспользоваться я им не собиралась. Уверена была, что справлюсь сама. Не даром, что ли я все 9 месяцев занималась йогой и уже на подсознательном уровне освоила все методы дыхания в родах!

Врач сказал явиться через 2 недели, но я пришла раньше, потому что у меня отошла «пробка», и, посчитав это самым что ни на есть главным предвестником родов, я опять пришла на прием. Алексей Юрьевич, осмотрев меня, сообщил, что рожать еще рано, хотя небольшое раскрытие есть, и отправил меня домой, сказав прийти опять через неделю.

К следующему визиту к врачу мой муж вернулся из командировки, мы сходили с ним к другу-фотографу на профессиональную фотосессию и насмеялись там так, что думали из фотостудии ехать сразу в роддом. На следующий день во вторник мы пошли к врачу вместе, мужа очень интересовало время родов, потому что работа требовала его присутствия в другом городе уже послезавтра. Уезжать за 700 км и сразу же ехать обратно в случае чего было бы очень неудобно. Выслушав наши переживания Алексей Юрьевич сказал, что на его взгляд организм к родом готов, раскрытие уже 3 см (из максимальных 10) и роды могут начаться в любой момент. Он дал ребенку еще 3 дня, чтобы «решиться самому», и если ничего не произойдет, предложил провести в пятницу стимуляцию. Мы согласились. Я была уверена, что до пятницы не дохожу, но малыш решил иначе. Если бы не работа мужа и острое желание, чтоб любимый человек был со мной рядом в такие важные для нас минуты жизны, я бы на стимуляцию не согласилась. Но в итоге все произошло хорошо.

Едем в роддом

В пятницу 18 ноября мы взяли уже месяц как упакованные пакеты и приехали в роддом. В приемном покое муж остался с моей верхней одеждой, а меня переодели в просторную рубашку с завязками лишь на шее (можете представить мой вид) и подняли на родильный этаж. Мой врач поставил мне стимулирующую таблетку (в 16 часов) и отправил в палату «отдыхать». На этаже я была одна, было очень спокойно и никаких криков ниоткуда не слышалось. Я пыталась читать журнал, но не могла сосредоточиться на статье. Позвонил муж и мы целый час обсуждали имена для ребенка, он зачитывал мне из Интернета их описания и анализировал их соответствие с датой рождения. Через 3 часа зашел врач и спросил, идут ли схватки, на что я промычала что-то неопределенное. Я не чувствовала никаких изменений. Тогда он повел меня в смотровую и проколол пузырь (процедура абсолютно безболезненная). Воды были чистыми, значит ребенок в порядке, успокоилась я.

В палате медсестра сделала мне укол (как я потом узнала это был ПРОМЕДОЛ — препарат, который расслабляет все мышцы организма и ускоряет раскрытие шейки в 2 раза). В результате я погрузилась в полунаркотический сон — заснуть не смогла, но пошевелиться тоже. Состояние показалось мне крайте неприятным, управлять своим телом я не могла и реагировать на начинающиеся схватки тоже. Зазвонил телефон, но трубку взять я не могла. 40 минут ушло на то, чтоб засунуть руку в карман халата и посмотреть, сколько время и кто звонил. Схватки тем временем усилились несказанно, боль уже невозможно было терпеть лежа не двигаясь . Не помню как, но мне удалось сползти с кровати и оцепенение начало понемногу проходить. Я ходила по палате и на пике схватки мычала что-то себе под нос, периодически принимая позу Маласаны. Становилось гораздо легче и чуть ли не физически я ощущала, как ребенок продвигается вниз. Заглянул врач — раскрытие 8 см, — похвалил меня за правильное дыхание и заботу о ребенке и ушел ужинать. Я сидела на кровати в Баддха Конасане, глубоко дыша в перерыве между схватками. А они все нарастали, промежутка уже не хватало, чтоб в полной мере отдохнуть и боль казалось непрерывной. Я позвонила врачу и запросила анестезиолога. Он прервал свой ужин, посмотрел меня опять и сказал, что в ближайший час я уже рожу. Но увидев, что прогноз облегчения у меня не вызвал, анестезиолога позвал.

Меня перевели в родзал, я залезла стол и села в позу бабочки. Молоденькая акушерка сказала, что она в жизни  не сядет в такое неудобное положение, тем более во время родов, на что я заявила, что мне очень удобно. Пришел детский врач и на схватке держал меня за руки, а анестезиолог тем временем вводил мне иглу в околопозвоночную область. Так как он это делал во время схватки, то прокола я даже не почувствовала. Алексей Юрьевич постоянно слушал сердцебиение ребенка, а анестезиолог каждые 3 минуты мерил давление. Боль мгновенно ушла, мне покололи живот иголочкой — чувствительность пропала. Боже, наконец-то можно расслабиться и вздохнуть полной грудью. Но врач отвлек меня, попросив сосредоточиться, так как «мы рожаем!»

Чудо рождения

Дальше роды были «сплошным удовольствием», по сравнению с болью до этого. Я выталкивала ребенка силой пресса и мышцами живота  — 3 цикла на одну схватку, Алексей Юрьевич давил мне на ребра и помогал выталкивать ребенка. Анестезиолог беспрестанно болтал и мерил давление. Было весело и обстановка, несмотря на всю дикость фразы и совковый ремонт в родильном зале, казалась домашней. В определенный момент врач провел эпизиотомию, но я, естественно, не почувствовала. В результате очередной потуги акушерка вытащила ребенка и передала детскому врачу. Я услышала ПЕРВЫЙ КРИК СВОЕГО СЫНА! На часах 21-50. Малыша наскоро обтерли, обмерили, взвесили (3300 гр, 50 см) и положили мне на грудь. Какой же он маленький, нежный, розовый комочек! Как я люблю тебя, мой малыш! Подумать только, пару минут назад ты был еще внутри меня, а теперь ты уже по эту сторону! Невероятное, непостижимое чудо рождения! Теперь я мама, я уже никогда не стану прежней — у меня теперь есть сын, который трогательно всей ладошкой обхватил мой палец и искал крохотным ротиком сосок.

К сожалению, его быстро забрали, потому что в родзале было прохладно и условия на тот момент не соответствовали только что изданной Минздравом инструкции о совместном пребывании мамы и ребенка сразу после родов. Меня еще какое-то время зашивали, но я не обращала на это внимания, я звонила мужу и сообщала ему, что нас уже трое! Меня перевезли в послеродовую палату для обязательного 2-часового наблюдения, муж примчался через 20 минут, ему показали малыша и забрали в детское отделение. Принесут только в 6 утра. Муж пришел ко мне, я заглянула ему в глаза и увидела отражение своих чувств — безмерное счастье, нежность, следы переживаний и, конечно, любовь. Теперь у нас начинается новая другая жизнь — уже втроем!

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...